Истории из жизни Гарри Каспарова

Истории из жизни Гарри Каспарова

Детективный сюжет

— Увлекаетесь ли вы фантастикой, детективами? — спросили у Гарри Каспарова в интервью, взятом, когда ему было только семнадцать лет.

— Признаться, после шестого класса я несколько охладел к фантастическим романам, — ответил Каспаров. — А детективы никогда не увлекали меня, может быть потому, что детективных сюжетов хватает мне за шахматной доской. Что же касается приключенческого жанра, то с ним у меня связана одна не очень веселая история. В турнире, где я стал мастером, во время одной из партий я заторопился домой — меня ждал недочитанный «Граф Монте-Кристо». И тут же допустил обидный «зевок», встреча быстро закончилась, причем совсем не так благополучно, как эндшпиль в романе Дюма.

Популярный тренер

В семидесятые годы успехи Каспарова воодушевили юных бакинцев. Была открыта специальная детская школа. Нона Аванесова, одна из ее наставниц, на вступительном занятии сказала:

— Прежде чем сделать первые ходы, давайте, детки, вспомним имена тех, кто создавал историю шахмат. Знаете ли вы каких-нибудь гроссмейстеров?

Лес рук.

— Гарик Каспаров! — хором закричали шестилетние девочки.

— Хорошо. Ну а кто такой Ботвинник?

Вопрос оказался посложнее. Будущие чемпионки на секунду замешкались, но не ударили в грязь лицом:

— Тренер Гарика Каспарова!

Долгоиграющий проигрывателе

Первый матч Карпов — Каспаров неимоверно затянулся, погряз в бесконечных ничьих. После девяти партий счет стал 4:0 в пользу Карпова, а после двадцати семи — 5:0. В результате поединок перестал быть ярким праздником, а вошел в повседневный быт. Как сводка погоды, политические новости или программа передач на завтра. О матче появились анекдоты, в газетах печатались карикатуры. Претенденту на корону Гарри Каспарову дали прозвище «долгоиграющий проигрыватель». Артисты шутили на эстраде: «Вчера состоялась 113-я партия на первенство мира, следующая ничья — в понедельник». Или: «Передаем сводку погоды. Сегодня в Мурманске минус 15 градусов, в Воронеже минус 9, в Сочи плюс 5, в Москве — ничья».

Наверное, чтобы сатирики и юмористы перестали подтрунивать над шахматами, Флоренсио Кампоманес и прервал этот безнадежно долгий матч...

Как позднее выяснилось, у неизвестного автора крылатого выражения «долгоиграющий проигрыватель» был предшественник, эстрадный драматург Олег Левицкий. Пятнадцатью годами раньше, после фиаско Ларсена и Тайманова в матчах с Фишером (оба проиграли ему с сухим счетом 0:6), Левицкий придумал такую репризу:

— Я рад, что сегодня в зале собрались большие поклонники искусства. Вы любите музыку и, конечно, интересуетесь музыкальной техникой. А знаете ли вы, какие проигрыватели сейчас самые лучшие?

Зрители приготовились услышать полезную информацию, и тогда конферансье, сделав театральную паузу, продолжил:

— Не знаете? Так я вам скажу: из импортных — Бент Ларсен, а из отечественных — Марк Тайманов!

Непревзойденный рекорд

Победив в матче Ботвинника, двадцатитрехлетний Таль стал самым молодым чемпионом мира за всю историю, а уступив ему в матче-реванше, — и самым молодым экс-чемпионом. Однако четверть века спустя первый рекорд Таля побил юный Каспаров: он взял верх над Карповым и взошел на престол в двадцать два. Через год состоялся матч-реванш, в котором Каспаров уверенно лидировал, но во второй половине проиграл три партии подряд, и счет неожиданно сравнялся.

— Если вы будете продолжать в том же духе, — предупредил его Таль, — то сумеете побить и второй мой рекорд: станете самым молодым экс-чемпионом.

Эта шутка подействовала на Гарри: он взял себя в руки и убедительно провел финиш поединка. Так что второй рекорд Таля остался непревзойденным, ему уже более сорока лет...

Большевик

Когда в начале девяностых годов из-за Каспарова произошел раскол в международном шахматном движении, Спасский дал ему прозвище «большевик». При этом он очертил три революционные установки большевика Каспарова.

Первая: кто не с нами — тот против нас Вторая: если враг не сдается, его уничтожают. Третья: не знаем что, но доведем до конца.

Непьющий чемпион

В конце 1994-го на шестом канале ТВ состоялась передача «Прямой эфир Карпов — Каспаров» (одним из авторов которой был ваш покорный слуга). Диалог двух: чемпионов получился острым и увлекательным, и в скором времени передача завоевала телевизионную премию «Тэффи» по спортивной номинации. А сразу после окончания диалога все, кто собрался в студии — здесь были поклонники и Карпова, и Каспарова, — пили шампанское. Каспаров на минуту задержался, и тут появился довольный Эдуард Сагалаев, тогдашний руководитель канала, который пригласил Гарри присоединиться ко всем и тоже выпить свой бокал. Однако, увидев издалека Карпова, Каспаров заявил, причем так громко, чтобы все услышали:

— Я вообще не пью, а в такой компании тем более, — и с высокомерным видом проследовал к лифту.

Так что сделать ценный кадр — двух чокающихся «К» — не удалось.

Женская дуэль

В 1984-м, еще до марафона с Карповым, у Каспарова начался роман с популярной актрисой театра «Современник» Мариной Нееловой. Они познакомились на вечеринке у известной супружеской пары — пианиста Владимира Крайнева и тренера по фигурному катанию Татьяны Тарасовой. Оказываясь в Москве, Гарри непременно навещал Марину. Неизвестно, сколько продолжались бы эти отношения, но Кларе Шагеновне, маме Гарри, надоело делить сына с другой женщиной, и она убедила его ради шахматной карьеры порвать с Нееловой. Из двух зрелых и опытных женщин победила мать...

«Перед моими глазами проплыли картины прошлого»

Первая жена Каспарова, Мария Арапова, работала гидом-переводчиком в «Интуристе». Они встречались три года и наконец зарегистрировали брак. Однако

после пяти лет безоблачного счастья «семейная лодка разбилась о быт».

Несколько лет Каспаров ходил холостяком и был, можно сказать, одним из самых завидных женихов. Повезло красавице Юлии Вовк, с которой Гарри встретился в 1995-м на Мемориале Таля в Риге. Они познакомились на заключительном банкете, куда привел Юлию ее одноклассник. Высокая, стройная, длинноногая девушка сразу понравилась Гарри, и уже через двадцать минут они вместе покинули банкет. Расставаясь с Юлией, шахматный король попросил у нее телефон. Эта love story закончилась хеппи-эндом: в начале 1996-го Гарри и Юлия сыграли свадьбу. А осенью юная супруга подарила мужу сына, которого родители нарекли Вадимом. Гарри часто говорит, что садится за доску, прежде всего ради сына. «Хочу поиграть еще лет пять, пока подрастет Вадим. Он должен осознать, кто его отец». Правда, к шахматам у королевского наследника отношение спокойное, его больше интересуют автомобили, он знает, что такое карбюратор, тормоза, воздушный фильтр. Иностранными языками пока не владеет, но зато блестяще, по мнению отца, говорит по-русски, например: «Перед моими глазами проплыли картины прошлого». На пятилетие Гарри обещал Вадиму подарить поездку в Евродиснейленд, и в день своего рождения сын проснулся в Париже.

Вид на Витт

Между двумя браками Каспаров не на шутку влюбился в немецкую фигуристку Катарину Витт, долго искал с ней встречи. Во время одной из поездок в Германию ему представилась возможность приблизиться к девушке его мечты. Однако мама-тренер была непреклонна. Ее заявление: «Нам такие не нужны!» — повергло Гарри в отчаяние. Фигурное катание — зам-кнутая среда, и для мамы фигуристки Каспаров был лишь одним из спортсменов с далекого Кавказа. Наверное, если бы она знала, что за дочерью мечтает приударить чемпион мира по шахматам, то вела бы себя не столь категорично и взяла бы ход назад.

Два гения

Гроссмейстер Шамкович однажды встретился в Америке с Фишером и показал ему интересный этюд, с которым не мог справиться ни один шахматист. Однако американский чемпион нашел решение позиции всего за три минуты, и тогда Шамкович понял, что Фишер — гений. А спустя несколько лет он провел такой же эксперимент с Каспаровым: предложил разобраться в этом же этюде, то есть вступить в заочный спор с Фишером. Гарри согласился и уже через две минуты обнаружил путь к победе. Тогда Шамкович понял, что Каспаров еще больший гений, чем Фишер, — на одну минуту.

Прокол коллекционера

Израильтянин Борух Баркаи известен своей уникальной коллекцией автографов — у него их около трех тысяч, причем взятых у знаменитостей: Альберта Эйнштейна, Сальвадора Дали, Марка Шагала, Марлен Дитрих, в том числе наших соотечественников: Нуриева, Плисецкой, Евтушенко, Горбачева и многих-многих других. Великие люди охотно ставили Баркаи автографы на своих письмах, картинах, нотах, документах, книгах. Этим необычным собирательством изра-ильтянин, родившийся в первый год XX века, занимался более шестидесяти лет, с тех пор как эмигрировал из Риги. И что любопытно, за все годы коллекционирования он не сумел получить автограф только от одного человека — Каспарова. На Гарри так подействовало поражение от Натана Щаранского в сеансе одновременной игры в Иерусалиме, что он покинул помещение, не вступая ни с кем в контакт, даже отменил пресс-конференцию. И Баркаи, специально при-ехавший за автографом Каспарова, вернулся домой с пустыми руками.

Гонорарная ведомость

Не секрет, что участникам супертурниров, знаменитым гроссмейстерам, еще до начала игры часто вручается гонорар, размер которого значительно превышает официальный призовой фонд. В 1992-м на турнире в Реджо-Эмилия Каспаров уступил Вишванатану Ананду (тогда это была сенсация) и на заключительном банкете между делом спросил у победителя:

— Кстати, а какой у нас был первый приз?

Во время двухнедельного сражения этот вопрос его не волновал, он даже не приходил ему в голову.

Королевское рукопожатие

Как всякий великий человек, Каспаров сам выбирает, с кем здороваться, а кого не удостаивать и кивком головы. На одном приеме он не подал руки своему старинному другу, известному шахматисту. А на вопрос присутствующих, какая кошка пробежала между ними, Гарри разъяснил: «У него слишком низкий рейтинг». Да, бедняга-гроссмейстер растерял весь свой рейтинг, заодно потеряв и расположение чемпиона мира.

Босой король

В Канаде шахматы не отличаются большой популярностью. Однако когда в Торонто побывал Каспаров и выступил со страстной речью, посвященной влиянию шахмат на интеллект, местные жители назвали его «русским гением». Ораторское искусство Гарри произвело на публику столь сильное впечатление, что сразу же после лекции с него сдернули дорогие туфли и поместили в музей, где хранится обувь великих людей. Таковы издержки славы: домой Каспаров возвращался босиком.

Реванш

В 1988-м в Бельфоре состоялся очередной турнир Кубка мира по шахматам, а одновременно с ним проходило первенство Европы по футболу. В отборочной группе советские футболисты обыграли голландцев, и Каспаров ликовал: целую неделю он подшучивал над Гертом Гейссеном, голландским арбитром, судившим турнир гроссмейстеров. Тем временем обе футбольные сборные благополучно добрались до финала. На сей раз, удача сопутствовала сборной Голландии: выиграв у команды СССР со счетом 2:0, она стала чемпионом Европы. Тут уж шахматный судья отыгрался: все оставшиеся на турнире дни читал чемпиону мира (хорошему футболисту!) лекции по футболу. Объяснял, что такое одиннадцатиметровый, кому следует пасовать мяч, какой ногой бить по воротам. И в результате то, что не удалось Карпову, за него сделал Гейссен — он взял у Каспарова убедительный реванш.

Поэт и генерал

В 1997 году Александр Лебедь, большой поклонник шахмат, создал союз «Третья сила» и одновременно движение «Честь и Родина». На вторую доску в своей партийной команде Лебедь пригласил видного политика Каспарова, которого назначил главным идеологом. На торжественном заседании с одной стороны от Лебедя в президиуме сидел Каспаров, а с другой — некий антисемит в костюме цвета партизанской войны по фамилии Гетман. И вот этот партизан ни с того ни с сего начал декламировать свои вирши на любимую тему, заканчивались они весьма поэтически: «Берегитесь, жиды!»

Запугать Каспарова, правда, не удалось: чемпион мира не боится даже Ананда с Крамником, вместе взятых. Но в зале наступила мертвая тишина: никто не знал, как реагировать, как ходить. Тогда Александр Иванович наклонился к Каспарову, и главный идеолог подсказал ему правильный ход. После чего генерал немедленно привел слова классика о главных российских бедах — дорогах и дураках. А затем матовую атаку на славного поэта Гетмана завершила охрана, которая выкинула экс-соратника Лебедя из помещения. Еще одна убедительная победа Гарри Кимовича!

Как один «К» назначил другого чемпионом мира

В 1999-м году Каспаров блестяще выступил на супертурнире в Линаресе и в очередной раз доказал, что является шахматистом № 1. А тем временем Анатолий Карпов, утративший свою былую силу, играл в Монако матч с голландцем Иероеном Пикетом, который не входит в шахматную элиту. Семь партий завершились вничью, предстояла последняя, решающая.

— Карпову осталось сделать одну ничью, чтобы сохранить звание чемпиона мира! — поддел Каспаров своего многолетнего оппонента.

В самом деле, еще одна ничья и — 4:4. Таким образом, благодаря Каспарову Карпов вернул утраченный чемпионский титул!

P.S. А три года спустя, в конце 2002-го, Карпов впервые в жизни выиграл матч у Каспарова (Нью-Йорк, быстрые шахматы). И теперь уже он мог съязвить в адрес своего исторического соперника:

— Гарри Кимович, как видите, вы не ошиблись, назначив меня чемпионом мира. Я полностью оправдал ваше доверие и даже, обыграв вас, сохранил шахматную корону!

Два портрета

Англичанин Б. Мальпас написал маленькую книжечку «Шахматы. Притворись их знатоком», предназначенную для тех, кто хочет прослыть в обществе культурным человеком, умея в нужный момент ввернуть шахматное словечко. Вот портреты двух «К» из этого веселого пособия.

Анатолий Карпов — гений, который, к несчастью для него, теперь опережает Каспарова только по алфавиту. Карпов господствовал в шахматном мире благодаря своему таланту, внешность же была против него. Он худ (похоже, Мальпас давно не видел двенадцатого чемпиона мира — в последние годы он заметно поправился. — Е.Г.), у него прямые темные волосы, глаза навыкате — такое выражение лица чаще встретишь за прилавком бакалейной лавки, нежели за шахматной доской.

Гарри Каспаров путешествует по свету в сопровождении свиты, по численности, не уступающей свите средневекового монарха. В его окружение входят персональные тренеры (с такими персонами страшно встретиться в темном переулке), а также некий мужчина, чье единственное назначение состоит в том, чтобы открывать двери перед великим человеком, дабы тот не повредил себе руку, которой ставит мат.

Новая хронология

Как известно, Каспаров является ярым сторонником «новой хронологии» математика Фоменко. Ее автор придумал выгодный «исторический бизнес», а вот запал Каспарова понять трудно. Нет нужды повторять, что ни один серьезный историк не может без улыбки обсуждать чудо-хронологию. А один видный писатель смеялся, рассказывая мне, что герои «Декамерона», с одной стороны, и Дафнис и Хлоя, с другой, по воле математика (и при поддержке шахматиста) попали в одну эпоху. Но как ясно чувствуется, эти произведения разделяет тысячелетие: одно — последний вздох золотого античного утра человечества, другое — одна из первых улыбок Ренессанса. Все — от мышления до стиля — совсем иное. Лонгу нужно было пройти почти десять веков, чтобы превратиться в Бокаччо.

Интересно, как бы реагировал Каспаров, если бы ему сказали, что партии Греко или Руи Лопеса сыграны в наши дни? Неужели тоже поверил бы?

Графологическая экспертиза

Вот забавная история, в которой присутствуют сразу семь советских чемпионов мира — от Ботвинника до Каспарова.

В начале восьмидесятых один немецкий графолог попросил Якова Эстрина раздобыть ему автографы всех советских чемпионов мира, чтобы исследовать по почерку их характер. Вернувшись, домой, Эстрин принялся за дело...

Сначала он позвонил Михаилу Ботвиннику.

— Жду вас завтра в 10.35 в своей лаборатории, — сказал Михаил Моисеевич. — Но если вы опоздаете хотя бы на минуту, то не получите автограф, — добавил он.

Следующим был Василий Смыслов.

— Автограф? — задумчиво произнес Василий Васильевич. — Что-то не припомню, давно не давал. Сейчас мы с Наденькой отдыхаем, завтра я играю в турнире, послезавтра пою в консерватории. Попробуйте позвонить через месяц.

Михаила Таля удалось застать в баре в два часа

ночи. Он был в окружении очаровательных девушек и давал интервью одновременно для телевидения, радио, журнала и двух газет. Михаил Нехемьевич не стал спрашивать Эстрина, зачем ему автограф, а сразу подмахнул лист бумаги. Правда, оказалось, что у него в руке не ручка, а сигарета, и пришлось подписываться еще раз.

Когда Тигран Петросян услышал, что от него требуется, он первым делом поинтересовался:

— А Ботвинник дал согласие? А Смыслов? А Таль? Ну что ж, мне надо немного подумать, — подытожил Тигран Вартанович.

Борис Спасский в то время уже перебрался в Париж. Эстрин позвонил ему во Францию.

— Яков Борисович, я к вам очень хорошо отношусь. Но вы же знаете, что ни интервью, ни автографов советским журналистам я не даю, — объяснил Борис Васильевич.

Анатолия Карпова тоже удалось застать дома. На просьбу Эстрина он ответил, что сегодня уже выполнил норму — дал пятнадцать автографов, а завтра улетает в Рио-де-Жанейро.

Обратился Эстрин и к Гарри Каспарову — тот еще не был чемпионом мира, но было ясно, что скоро им станет, и взять у него автограф не помешает.

— Извините, но подобными вопросами у меня занимается мама, — сказал юный Гарри, — к ней и обращайтесь.

На следующий день Эстрин позвонил приятелю в Германию и подробно рассказал о своих достижениях. Когда графолог узнал, как обстоят дела с его просьбой, он поблагодарил Эстрина за заботу и подвел итоги:

— Большое спасибо, автографы теперь излишни.

Похожие статьи

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.